Please reload

Недавние посты

Онегин в Мюзик-Холле: зачем???

 

Нужно всегда верить слухам или их отсутствию. Если в Санкт-Петербурге не говорят ничего про ту или иную театральную постановку или концерт, то это, скорее всего, значит, что сказать нечего.

Решив посетить Мюзик-Холл, увидеть и услышать мюзикл «Онегин», я предполагал нечто хотя бы отдаленно близкое Бродвею, но…

Нечто недоброе было еще при входе, где собралась огромная очередь! Публика медленно слоилась через единственную работавшую рамку металлоискателя (которая была еще и отключена!). Для Питера это нормой не является. При том что самый дешевый билет стоил 2500 рублей и пришлось идти по контрамаркам, зрители были в основном молодого возраста, лет до 35–40, но одеты были не согласно купленным билетам, а значительно беднее…

Итак, режиссер Дмитрий Пименов поставил действо! Иными словами мюзикл не назовешь: красочность и хорошие костюмы производили впечатление. Картинка получалось отличная! С точки зрения режиссуры. А дальше уже началась некая фантасмагория…

Человек я в музыке не особо искушенный, воспитанный на Эндрю Ллойд Вебере, Битлах и хард-роке, но все же играющий гаммы на саксофоне и даже выступающий иногда с маленькими концертами в сельских деревнях. Правда я посещал Гранд-Опера в Париже, Ла-Скала в Милане и театры в Нью-Йорке, Лондоне, Праге, Франкфурте, Дрездене… И уходил я с перерыва один раз – в Милане, но на то были свои причины.

С первых музыкальных фраз стало ясно, что звука в зале нет! То есть звук есть, но его качество напоминало районный дом культуры со всеми его атрибутами. Ни плотности, ни звукорежиссуры – из огромных акустических систем лилось нечто общее, напоминающее радиоприемник советского периода.

Голоса поющих различались слабо: видимо, частотная полоса была сжата до предела. Создавалось впечатление, что дикция у артистов отсутствует вообще! Разобрать можно было отдельные слова, изредка фразы, и на том понятийное восприятие текста заканчивалось. Если вы в школе не читали знаменитое для России произведение, то уловить суть происходящего на сцене вы бы не смогли. Голоса же не отличались оперной харизмой и даже порой не могли спеть в унисон.

Как играл оркестр, мне судить трудно, поскольку натуральное звучание инструментов электронным способом транслировалось в зал и напоминало оркестровую солянку. Даже на 19 ряду.

Теперь о композиторе. В питерской Афише его данных я не обнаружил. Может, стыдно публиковать? Ни одна из мелодий не запоминалась, тональности не различались. Звучали мотивы из разных оперетт разных народов и не более того. Талантливой доминанты не чувствовалось, ибо были перепевы из когда-то уже слышанного.

Сам незатейливый Пушкинский сюжет был выдержан, но разбавлен ариями-отступлениями, не относящимися к сути действия. Господин Пименов забыл, что он ставил и зачем? Драматизм пресытившегося жизнью Онегина не ощущался, хотя полуголая Таня Ларина воображение мужчин возбудить могла. Причины дуэли Онегина с Ленским прошли вскользь, и вот уже скорбящий Евгений вопрошает себя «Как!?» (напоминает берущий до дрожи в опере Вебера вопрос Иисуса “Why?”).

При этом зал был почти полон! Все внимали… Невольно я задаю себе вопрос: это так упало нравственное восприятие питерской публики или уже кроме красочности обертки на сцене ее больше ничего не интересует?

Мюзикл я покинул на 90-й минуте и больше уже в Мюзик-Холл, кроме как на партийный съезд, не пойду.

 

 

Please reload

Мы в соцсетях
Please reload

Поиск по тегам