©Ivanovmedia.ru      2016 -2018            Все права защищены

Университетское книгоиздание в эпоху смены технологических платформ

 

Возвращение к опыту прошлого, сравнение, анализ и проведение аналогий – весьма полезно в любой сфере. Давайте взглянем на историю университетского книгоиздания. Если в вузах СССР было всего 7 издательств в 80-е годы прошлого века, то это еще не говорит о позитиве – в стране была очень жесткая цензура, и каждый ксерокс стоял на учете в органах милиции. Печатный станок представлял идеологическую угрозу и система управлялась сверху. Демонтирована она была оттуда же!

 

В начале 90-х произошло повсеместное переименование институтов в университеты, и в те «лихие» времена каждый хозяйствующий субъект старался выживать как мог. Своя типография была некоторым подспорьем в новых рыночных условиях, и в тот период шла массовая закупка ризографов и офисного полиграфического оборудования. Помимо политических изменений научное знание преобразовывало мир – телекоммуникационные технологии, взрыв в IT-индустрии, автомобилестроение – таков далеко не полный перечень направлений, которые требовали единой коммуникационной среды в своем развитии. Обеспечить такую среду могло только учебно-научное книгоиздание.

 

Книгоиздание в прошлом веке нельзя сравнивать с книгоизданием современным. Это уже разные платформы и это уже иные технологические решения. Появление персонального компьютера изменило мир и особенно в области типографского дела. Но обо всем по порядку!

 

Еще двадцать лет назад в вузах России основной проблемой при издании любого учебного пособия и монографии были набор и макетирование текстов. Существовало даже расхожее выражение «отпечатано на ротапринте», и каждый понимал, что это брошюра или книга весьма посредственного качества, в которой можно было прочесть скомпонованный при помощи печатной машинки текст и вручную написанные формулы. В единичных высших учебных заведениях существовала высокая печать, а уж фотонабор был редкостью. Изготовленные фотомеханическим или электрографическим способом формы использовались на широко распространенных машинах типа «Ромайор» и выдерживали весьма высокие тиражи до 20 000 экземпляров.

 

В начале 90-х годов на рынке появился новый класс техники под маркой «Ризограф» от одноименной японской компании  Riso. Машина сама сканировала оригинал-макет издания в листах, уменьшала до требуемого формата и способом трафаретной печати (создание изображения на трафаретной пленке) осуществляла печать. Это был колоссальный прорыв для университетского книгоиздания той поры! С одной мастер-пленки (формы, иными словами) можно было напечатать до 2000 оттисков. В то же время началось массовое освоение персональных компьютеров, которые использовались для набора и верстки рукописей. Чуть позже появился программный интерфейс, позволявший осуществлять печать прямо с компьютера на ризографе. Ризограф стал первой технологической платформой университетского книгоиздания современной России.

 

Именно в тот период – в середине и в конце 90-х – репертуар издаваемой вузами литературы увеличился в несколько раз, выросла средняя тиражность, и вузовские издающие подразделения заявили себя как вполне зрелое профессиональное сообщество книгоиздателей. В Санкт-Петербурга тремя университетами – Санкт-Петербургским, Педагогическим им. Герцена и Политехническим была учреждена Издательско-полиграфическая ассоциация высших учебных заведений, которая позже стала всероссийской.

 

Персональный компьютер и принтер – вот тот краеугольный камень, который изменил мир печати больше, чем изобретение строкоотливных матриц и линотипа. Подготовка не только текстов, но и создание изображений, процессы цветоделения, организация «рабочего потока» – все это стало доступным не только издателям, но и авторам. С этого начались революционные преобразования издательско-полиграфической среды – теперь уже на автора была возложена задача набора своих текстов, и издателю только нужно было их редактировать и верстать в книжный формат.

 

Объем университетского книгоиздания начал увеличиваться ежегодно и занимает сегодня более 30 % по ассортименту в книжном рынке страны. Количественные изменения сказались на качестве выпускаемой учебной и научной литературы. Профессиональные верстальщики до сих пор являются явлением самобытным, и их не готовит система профессионального образования, поэтому качество верстки зачастую даже в именитых издательствах не соответствует стандарту. Функции контроля за качеством содержательной части книги вроде бы лежат на техническом редакторе, но экономика процесса обнажает другое. Любой издатель скажет, что верстальщик с отличным знанием синтаксиса и пунктуации – это  исключение из правил. Здесь возникает антагонизм между редактором и верстальщиком и удлиненный технологический цикл с двумя и более корректурами.

 

Основной проблемой была и есть проблема тиражности. Например, количество специальных дисциплин по ФГОС 2-го поколения превышает 15000. Количество обучающихся по определенной узкой специальности составляет от 15 до 40 студентов. Средний тираж учебных пособий и прежде составлял 100–200 экземпляров, но на современном этапе падает и он! Отсюда постоянный рост репертуара при неуклонном снижении тиража. Традиции печати «круглых тиражей» до сих пор консервативно соблюдаются многими вузовскими издающими подразделениями. Высчитывать потребность вуза в точном тираже, скажем в 71 экземпляр, никто не хочет – печатают 100, особенно не задумываясь о том, зачем еще 29 штук учебного пособия, которое уйдет «в корзину». Издержки «на мусор», по моей оценке, составляют не менее 25 %, а это в масштабах страны величина достаточная.

 

В 1999 году на конференции «Издательская деятельность вуза» в Доме ученых в Лесном А.Я. Кучинский, бывший тогда генеральным директором и владельцем компании «Иприс», делает доклад на тему «Снижение издержек способом цифровой печати». Он заявляет основной тезис – стоимость экземпляра при способе цифровой печати не зависит от тиража. Приведенные данные и внятно изложенная технология вызвали тогда не малый интерес в аудитории. Издательско-полиграфическое сообщество университетов России впервые услышало о новой технологии, кардинально меняющей устои книгопечатания. Услышало, поинтересовалось ценой и не поверило в то, что завтра это может быть в каждом вузе.

 

Цифровая печать в промышленном варианте была представлена в начале 2000-х годов в нескольких вузах (Гуманитарный университет профсоюзов, Российская государственная академия управления и т. д.). Это были единичные инсталляции, и основным поставщиком данного класса оборудования была и остается поныне корпорация Xerox (США). Наиболее масштабная линия была установлена в Санкт-Петербургском государственном политехническом университете – с 2004 по 2008 гг. пять цифровых печатных устройств были запущены для производства книг, чертежей и рекламной продукции. Массовое внедрение в университетах России оборудования Xerox пришлось на 2007–2012 гг. Около 90 вузов обновили свою полиграфическую базу, и процесс установки печатных профессиональных устройств Print on Demand (печать по требованию) продолжается.

 

Важно выделить основные составляющие новой технологии – печать любых тиражей без изменения цены экземпляра, скорость издания, простота обслуживания (не требуются специалисты высшей полиграфической квалификации) и техническое сервисное сопровождение со стороны поставщика на весь срок работы оборудования. Конечно и качество «лазерной» печати обозначило вектор развития данного рынка – цифровой отпечаток по качеству не уступает офсетному. Так «цифра» уверенно заняла нишу второй технологической платформы университетского книгоиздания.

 

Возможно, рынок цифровой печати и далее бы развивался с солидным темпом прироста 24 % в год, если бы… не научно-технический прогресс. Электронные книги-читалки, или ридеры, уже несколько лет удваивают темпы продаж, особенно в России. Возможность читать текст любого формата, простота в использовании, емкость заряда батареи, смехотворный вес и практически огромный запас памяти – вот далеко не полный перечень плюсов ридера. У нас удваивается количество продаж данных устройств, но по объему владения мы еще даже не подошли к показателям таким развитых стран, как США и Япония. Прогнозировать скачок и перераспределение рынка в пользу электронного книгоиздания пока не приходится, хотя типографии в мегаполисах уже ощутили серьезный спад в традиционном малотиражном (до 1000 экземпляров) книгоиздании.

 

Наиболее значительным событием, которое можно рассматривать в целом как смену технологической платформы в коммуникациях, явилось распространение Интернета и айпад. Когда Стив Джобс 27 января 2010 года презентовал электронное устройство, совмещающее в себе сразу ридер, плеер, видео-, теле- и радио- возможности, вот тогда и качнулся полиграфический рынок. Реклама стала уходить в социальные сети, читать молодежь начала ленты страниц своих друзей и… появился синдром клипового (отрывочного) знания. Айпад очень хорош технически, но для образования он имеет пока один существенный минус – используя Интернет, он предоставляет не системную, а выборочную информацию. Человечество веками совершенствовало учебный процесс, чтобы шаг за шагом на фундаменте базовых дисциплин строить здание специальности, и вот за какие-то несколько лет все сооружение начало рушиться. Студент более не пишет сам реферат по какой-либо теме – студент скачивает реферат из Интернета и, добавляя свое имя, использует как свой. С этого начинается плагиат в глобальном масштабе!

 

Возвращаясь к теме смены технологических платформ в университетском книгоиздании, следует заметить, что не раз человечество уже переживало информационные революции – от Гуттенберга до персонального компьютера,  и еще даже в XIX веке большая часть населения планеты не умела читать и писать. Все это было! Сейчас, если следовать логике развития истории по спирали, мы подошли к новому витку – опять будут элитные прослойки действительно образованных индивидуумов и миллиарды людей, «зависающих» над экранами, для которых интеллект значит умение быстро находить требуемый кусочек информации в Сети!

 

Но кого будет обслуживать печатный станок в вузе? Ответ, думаю напрашивается сам собой – тех, кто действительно в нем нуждается. Когда мы видим увеличение объемов цифровой печати в университетах развитых странах, то мы понимаем, что ридер и айпад еще не вытеснили традиционный носитель. Они органично дополняют друг друга – бумажный учебник и научная статья в электроном журнале, глянцевый журнал и социальная сеть, театр и кинематограф, живопись и фотография, телеэкран и энциклопедия в пяти томах. «Каждому свое!» – как сказано в Библии.

 

 

Доктор технических наук,

директор Департамента по печати и научно-учебному книгоизданию

Иванов Александр Васильевич